воскресенье, 28 ноября 2010 г.

Спортлото


В руки нашей редакции попал удивительный документ — список номинантов ежегодного рейтинга «Самых влиятельных людей в русском современном искусстве» журнала «АртХроника».
На мой взгляд, рейтинг — это не просто набор мордочек с комментариями, а аналитический материал, суть которого — отражение (или хотя бы попытка этого отражения) динамики художественного процесса за год. Другими словами, надо реально что-то сделать, чтобы попасть в лист номинантов. Понятно, что «Хронику» в ее современном виде больше интересуют функционеры и олигархи, но как можно было проглядеть центральное культурное событие этого года и, соотвественно, не включить в число номинантов его идеолога (кстати, весьма эффективного функционера), я, простите, не понимаю. Как можно было не отметить деятельность нескольких молодых менеджеров, которые вполне себе успешно в этом году воплощали свои проекты — понять мне также не удалось. Напротив, в лист номинатов «Хроники» вошли (видимо по инерции) люди, которые совершенно никак себя не проявили в этом году, а также несколько весьма сомнительных с любой точки зрения персонажей (уверена, о некоторых из них вы узнаете только из текста рейтинга). А! Главный месседж который я вынесла из этого потрясаюшего документа - кризис кончился! (см. коммент о деятельности Игоря Маркина). Кстати, угадайте, кого я имела в виду, говоря об эффективном функционере. 
(Учтите, это список для голосующих экспертов, с комментариями "АртХроники", большой трафик. Капслок и цветной текст в рейтинге - это глюки, не обращайте внимания)

четверг, 25 ноября 2010 г.

Моя лекция в "Гараже"

Приходите 26 ноября (в эту пятницу) на мою лекцию "Современная мода и сюрреализм"  в Центре современной культуре "Гараж". 

Я расскажу о моде 30-х годов XX века и о ее связях с кругом сюрреалистов, которые активно сотрудничали с модными домами довоенного времени, и прежде всего - с домом Эльзы Скьяпарелли. Такие художники как Мерит Оппенгейм, Жан Кокто, Сальвадор Дали нередко занимались дизайном одежды, обуви, предметов интерьера и ювелирных украшений, а также сотрудничали в качестве иллюстраторов и фотографов с журналами Vogue, Harper's Bazaar и Femina. В рамках лекции будут проанализированы последние коллекции современных дизайнеров (Доминико Дольче и Стефано Габбана, Александра Маккуина, Сони Рикель и др.), в которой до сих пор циркулируют идеи, заимствованные у художников-сюрреалистов.

пятница, 19 ноября 2010 г.

Осторожно, искусство!

О том, что искусство не только лечит, но и калечит, говорить не принято. Но это факт. Так, совсем недавно руководство галереи Tate Modern закрыло доступ публики к инсталляции китайского художника Ай Вей Вея «Семечки» в Турбинном зале. Оказалось, что рассыпанные на полу 100 миллионов копий семян подсолнуха, сделанных из фарфора и раскрашенных вручную, не только услаждают взор, но и засоряют воздух пылью, делая прогулку по инсталляции потенциально опасной для больных астмой и аллергиков. Впрочем, искусство может нанести не только физическую, но и психологическую травму. Абстрактное полотно, купленное в студии у нью-йоркского живописца, разрушило сознание героини романа Пьеретт Флетьо «История картины». Картина сначала превратила европейскую интеллектуалку в консюмеристку, оставлявшую детей без ласки, а мужа без ужина. А потом фиолетовый, синий, зеленый, розовый, желтый, словно рой пчел, преследовали бедняжку и в конце концов довели ее до беспорядочных половых связей, бродяжничества и одиночества. А теперь подумайте, стоит ли дальше игнорировать табличку у входа на выставку, предупреждающую о том, что представленные на ней произведения не рекомендованы к просмотру «детям, беременным и впечатлительным».

Рауль Дюфи. Фея электричества. 1937 год. Музей современного искусства города Парижа.
Картинка найдена в google images

Искусство как орудие исправления нравов — эта идея эпохи Просвещения сегодня кажется нам наивной, но в истории действительно имеются примеры того, как произведения заставляли раскаяться и задуматься. Так, историк Николай Костомаров, увидев полотно Василия Пукирева «Неравный брак», на котором зареванную невесту со свечой в дрожащей лапке венчали с чопорной мумией в орденах, в самом деле раздумал жениться на барышне втрое младше него. Отцы Просвещения сильно удивились бы, узнай они о том, что искусство может не только служить орудием морали, но и вызывать необъяснимое «болезненное, томительное чувство» (Николай Гоголь, «Портрет») или даже стать в умелых руках палача орудием пытки. Но в наш рациональный век искусство является чем угодно — товаром, совестью общества, учебным пособием, политикой, модой, но только никак не неуправляемой стихией. В Европе существуют целые психиатрические больницы, вроде творческой лаборатории ArToll при Рейнской клинике Бедбург-Хау, где душевные недуги врачуют искусством. Больные либо сами берутся за кисть (характер рисунков душевнобольных нередко помогает врачам поставить диагноз), либо наблюдают за работающими в клинике как в мастерской современными художниками. Впрочем, горькая правда такова, что искусство не только лечит, но и калечит, чему есть немало примеров в истории.

пятница, 12 ноября 2010 г.

Oops!... I Did It Again

Владимир Кличко - муза современного украинского искусства, или как иногда говорят на его исторической родине - суч-арта (от слова "сучасне" - "современное").


Не удержусь и напомню имиджевую, так сказать, рекламу Украинского павильона на последней Венецианской биеннале работы Ильи Чичкана - на ней куратор (если кто забыл, Кличко был официальным куратором павильона) изображен в гламурном халате и с золотыми роликовыми коньками в руках.

:

Вот очередной пример кличкомании - гигантский, несколько метров в высоту, портрет боксера (скульптора Олександра Алексєєва) на ярмарке "Арт-Киев 2010". Работа экспонировалась в некоммерческой части ярмарки - в разделе частных коллекций.

Продолжим этот ассоциативный ряд:

вторник, 9 ноября 2010 г.

HOT NEWS: Manifesta на Украине?!

Вполне возможно. Как рассказали MC Artnews источники, попросившие не называть их, совершенно серьезно (кураторской группой европейской биеннале современного искусства и близкими к властным структурам представителями культурного сообщества Украины) обсуждается возможность провести следующую Manifesta в столице Украины! В киевском Арсенале!
Окончательное решение будет принято в декабре.



воскресенье, 7 ноября 2010 г.

«Спросите Джерри»

Я – поклонник двух критиков. Одного из них угадайте сами (вы его прекрасно знаете), в вот второго зовут Джерри Сальц (регулярно пишет в New York Magazine).
Сальц описывает повседневность американского арт-критика, обнажая его социальные связи, взаимоотношения с дилерами, галеристами, художниками, коллегами и мобильность передвижений. Забавно, но, читая Сальца, я подумала о том, что некоторых наших «критиков» (замечу даже, высокопоставленных «критиков») довольно редко можно встретить на выставочной площадке. Не ходят они на выставки – другими словами, манкируют своими первейшими профессиональными обязанностями.
В общем, чтение колонки Джерри Сальца очень полезно. Я подписываюсь под каждым его словом.
Критик (правда, ресторанный) из анимационного фильма Брэда Берда "Рататуй", 2007

Из рубрики Джерри Сальца «Спросите арт-критика» на сайте artnet.com

среда, 3 ноября 2010 г.

Инструкция по нецелевому использованию музеев

Как известно, музей — это храм, и все действия в нем должны быть подчинены сложившемуся ритуалу. Вошедшему в святилище следует контролировать свои движения, иметь чистые помыслы, даже голос в музее принято понижать до едва слышного шепота. Но, признайтесь честно, вам приходилось забегать в музей, чтобы, например, банально воспользоваться туалетной комнатой или укрыться от дождя? Опыт показывает, что есть масса возможностей использовать сокровищницы культуры отнюдь не по прямому назначению и получать от этого удовольствие. 
 
из проекта Энди Фриберга "Смотрительницы русских художественных музеев"
       Самую остроумную историю о нецелевом использовании музея мне рассказала арт-критик Екатерина Деготь. Как-то раз она прилетела ночным рейсом в Париж, который был лишь транзитным пунктом в ее путешествии, — вечером того же дня она собралась уехать в провинцию. Платить деньги за гостиницу не было резона, поэтому Екатерина Юрьевна решила скоротать время под парижским небом. Но ночные перелеты, как известно, не очень хорошо влияют на самочувствие, поэтому к середине дня нашу героиню начало штормить — организм требовал нескольких положенных ему часов сна. Что оставалось делать? Не устраиваться же прикорнуть, подобно клошару, на лавке в саду Тюильри! Деготь нашла невероятно остроумное решение — отправилась в Музей современного искусства. Она точно знала, что там есть специальный темный зал, где демонстрируют видео и куда практически не заглядывает публика. Видеоарт как таковой на этот раз Екатерину Юрьевну не интересовал, ее целью было выспаться. После трехчасового сна в зале для видеоарта набравшаяся сил и посвежевшая Деготь покинула стены гостеприимного музея.